Творчество Шекспира — высочайшая вершина английского Возрождения и мировой драматургии. Оно вобрало в себя все сколько-нибудь значительное из великой эпохи человечества и сумело облечь мысли, верования, борьбу своего времени в образы потрясающей силы, отлить жизнь общества и человека в такие художественно обобщенные типы и коллизии, что мир произведений Шекспира живет и поныне. Шекспир творит в царствование Елизаветы — , когда в стране интенсивно развиваются торговля и промышленность, укрепляется после победы над Испанией международная позиция Англии, расширяется ее колониальная экспансия. Параллельно развитию нарождавшегося капитализма идет обнищание и пауперизация трудящихся масс, все сложнее завязывается узел противоречий в обществе. Гуманисты Возрождения, в начале эпохи Оптимистически приветствовавшие закат старого мира, уходящие феодально-крепостнические отношения, быстро заметили еще худшую кабалу, в которую попадает человек нового времени, и, обличая власть чистогана, вынуждены были отказаться от былых иллюзий и с грустью сознались себе, что социальный мир человека привести к гармонии чрезвычайно сложно. В соответствии с такой эволюцией мироощущения в творчестве Шекспира-драматурга четко различаются три этапа. В первый из них , насыщенный жизнерадостным весельем, писатель насмешкой провожает старый мир и улыбкой приветствует мир светлой гармонии. Прежде всего, это пронизанные оптимизмом, глубоколиричные комедии: В этих пьесах, несмотря на обилие жестоких характеров и мрачных сцен, побеждает все же светлое начало, честь, любовь и справедливость празднуют победу. Оптимизм автора в конечном счете всякий раз оказывается сильнее корыстолюбия, человеконенавистничества, разнузданного своеволия некоторых героев.

У. Шекспир. Ромео и Джульетта

Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Вошел ко мне неслышим и незрим. Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц.

Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, Покамест вдру не осмелеет. И не поймет, как чисто все в любви. Приди же, ночь! Приди, приди, Ромео.

В мужчинах нет ни в ком Ни совести, ни чести. Всё притворство, Пустое обольщенье и обман. Меня, старуху, скоро вгонят в гроб. Ромео для позора не рожден, Позор стыдится лба его коснуться. На этом незапятнанном лице Могла бы честь короноваться. Низость, Что я осмелилась его бранить. А что ж тебе хвалить убийцу брата? Супруга ль осуждать мне?

Бедный муж, Где доброе тебе услышать слово, Когда его не скажет и жена На третьем часе брака? Ах, разбойник, Двоюродного брата умертвил! Но разве было б лучше, если б в драке Тебя убил разбойник этот, брат? Вернитесь вспять к своим истокам, слёзы! Вы не у места. Данники тоски, Вы счастью дань несёте по ошибке.

Трагедии. Сонеты

Женоподобье в образе мужчины! Священным саном Клянусь, я думал лучше о тебе. Убил ли ты Тибальта?

Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, Покамест вдру не осмелеет. И не поймёт, как чисто всё в любви. Приди же, ночь! Приди, приди, Ромео.

Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц. Любовь и ночь живут чутьем слепого. Прабабка в черном, чопорная ночь, Приди и научи меня забаве, В которой проигравший в барыше, А ставка - непорочность двух созданий. Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, Покамест вдруг она не осмелеет И не поймет, как чисто все в любви. Приди, приди, Ромео, Мой день, мой снег, светящийся во тьме, Как иней на вороньем оперенье! Приди, святая, любящая ночь!

Приди и приведи ко мне Ромео! Когда же он умрет, Изрежь его на маленькие звезды, И все так влюбятся в ночную твердь, Что бросят без вниманья день и солнце. Я дом любви купила, но в права Не введена, и я сама другому Запродана, но в руки не сдана. И день тосклив, как накануне празднеств, Когда обновка сшита, а надеть Не ведено еще.

Но вот и няня С вестями от Ромео, а тогда Любой язык красноречи в, как небо.

У. Шекспир"Ромео и Джульетта"

Сад Капулетти Входит Джульетта. Джульетта Неситесь шибче, огненные кони, К вечерней цели! Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Тайком переглянуться и Ромео Вошел ко мне неслышим и незрим.

Беги! и стыд и страх сокрой. В лесу с твоим За них, друзья, всю нашу кровь! На вражьи грянем силы; .. Святой обет на нем горит: Твоя и за могилой!.

Ромео для позора не рожден, Позор стыдится лба его коснуться. На этом незапятнанном лице Могла бы честь короноваться. Низость, Что я осмелилась его бранить. Кормилица А что ж тебе хвалить убийцу брата? Джульетта Супруга ль осуждать мне? Бедный муж, Где доброе тебе услышать слово, Когда его не скажет и жена На третьем часе брака? Ах, разбойник, Двоюродного брата умертвил! Но разве было б лучше, если б в драке Тебя убил разбойник этот, брат?

Вильям Шекспир ( )

Ромео для позора не рожден. Позор стыдится лба его коснуться. На этом незапятнанном лице Могла бы честь короноваться. Низость, Что я осмелилась его бранить. Кормилица А что ж тебе хвалить убийцу брата?

А снаружи уже караулил страх, чтобы сейчас же накинуться на нее, ее в щеку, отчего в ней, помимо воли, проснулось щемящее чувство стыда. Он в сущности почти не волновал ее кровь, у нее не было к нему ни . Ей казалось, что где-то там, в глубине, горит обжигающий огонек и.

Номер страницы предшествует странице. Граф Парис, молодой человек, родственник князя. Монтекки Капулетти Дядя Капулетти. Меркуцио, родственник князя, друг Ромео. Бенволио, племянник Монтекки, друг Ромео. Тибальт, племянник леди Капулетти. Самсон Грегорио Петр, слуга кормилицы. Леди Монтекки, жена Капулетти. Горожане Вероны, мужская и женская родня обоих домов, ряженые, стража, слуги.

Хор Две равно уважаемых семьи В Вероне, где встречают нас событья, Ведут междоусобные бои И не хотят унять кровопролитья. Друг друга любят дети главарей, Но им судьба подстраивает козни, И гибель их у гробовых дверей Кладет конец непримиримой розни.

День Ромео и Джульетты. 11 марта.

Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Вошел ко мне неслышим и незрим. Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц.

Физически человек чувствует, как кровь приливает к щекам К: Щеки горят мне хочется убежать, залезть куда-нибудь и не.

Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались, И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Вошел ко мне неслышим и незрим. Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц. Любовь и ночь живут чутьем слепого. Прабабка в черном, чопорная ночь, Приди и научи меня забаве, В которой проигравший в барыше, А ставка — непорочность двух созданий.

Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, Покамест вдруг она не осмелеет И не поймет, как чисто все в любви. Мой день, мой снег, светящийся во тьме, Как иней на вороньем оперенье! Приди, святая, любящая ночь!

Ромео и Джульетта (Вильям Шекспир)

Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Вошел ко мне неслышим и незрим. Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц.

Анатолий Гущин, Михаил Гришин; Судьба - Михаил Ложкин, Анатолий Гущин; Джульетта:"Горит стыдом и страхом кровь" - Василиса.

Неситесь шибче, огненные кони, К вечерней цели! Если б Фаэтон Был вам возницей, вы б давно домчались И на земле настала б темнота. О ночь любви, раскинь свой темный полог, Чтоб укрывающиеся могли Тайком переглянуться и Ромео Вошел ко мне неслышим и незрим. Ведь любящие видят все при свете Волненьем загорающихся лиц. Любовь и ночь живут чутьем слепого. Прабабка в черном, чопорная ночь, Приди и научи меня забаве, В которой проигравший в барыше, А ставка - непорочность двух созданий.

Скрой, как горит стыдом и страхом кровь, Покамест вдруг она не осмелеет И не поймет, как чисто все в любви. Приди, приди, Ромео, Мой день, мой снег, светящийся во тьме, Как иней на вороньем оперенье! Приди, святая, любящая ночь! Приди и приведи ко мне Ромео! Когда же он умрет, Изрежь его на маленькие звезды, И все так влюбятся в ночную твердь, Что бросят без вниманья день и солнце.

Я дом любви купила, но в права Не введена, и я сама другому Запродана, но в руки не сдана.

Вина стыд и осуждение в жизни христианина. Кровь Христа. Владимир Ризнык